Хороший закон нужен для того, чтобы заменить им плохие нравы


     Прошедшая неделя началась с очередного коррупционного скандала. Из Лондона украинским депутатам прислал привет их беглый коллега А. Онищенко. Одной из британских газет он дал интервью, в котором разоблачил депутатскую и президентскую коррупцию за 30 млн долл. Такую сумму, якобы с согласия президента, получили некоторые депутаты за голосование и смену правительства. В качестве доказательства г-н Онищенко реанимировал пленочный скандал, а на одном из сайтов некоторые его пленки даже зазвучали знакомыми политическими голосами
     Президент спешно собрал свою фракцию и долго убеждал ее не верить этой лжи и глупости. Вот только откажутся ли этому верить наши западные партнеры, которые из последних сил напрягаются выделяя материальную помощь и кредиты Украине под одно политическое условие – покончить с коррупцией в стране. Возможно, коррупция непобедима, возможно, она существует и в самих западных странах, но там существует жесткое правило – политик должен немедленно уйти в отставку, если на него легла хотя бы тень подозрения.
     В начале 70-х годов 20 века в США разгорелся так называемый Уотергейтский скандал. Президент Никсон оказался замешанным в неконституционных приемах борьбы с оппозицией. «Жучки» и прослушка были тайно расставлены в рабочих кабинетах членов Демократической партии и даже в отеле «Хилтон», где они проживали. Возможно, Никсон сумел бы «отмазаться» или сделать вид, что ничего страшного не произошло, но он немедленно ушел в отставку, не дожидаясь процедуры импичмента, которая, скорее всего, на этот раз была бы удачной. В истории США были лишь три попытки импичмента президентам США, и все были безуспешны, а заведомо успешный импичмент Никсон предотвратил добровольной и честной отставкой. В недавних офшорных скандалах, в которых оказались замешанными политики многих стран, исландский премьер показал такой же демократический пример ухода в отставку до выяснения обстоятельств. В демократическом мире тоже нет идеальных политиков, но есть неписаное правило – путь в политику закрыт навсегда, если позволил себе соблазниться чем-то незаконным и аморальным.
     И пока г-н Порошенко убеждал свою фракцию в очередном отсутствии незаконности и аморальности, НФ хором вышел к трибуне и заявил, что их лидера А. Яценюка в свое время сместили именно за эти 30 млн долл. Безупречный Арсений Петрович пострадал за свою принципиальную борьбу с коррупцией. И даже упавший до нуля рейтинг НФ М. Бурнак объяснил этими миллионами А. Онищенко, забыв при этом, что деньги получали (если, конечно, получали) депутаты, а рейтинг политиков определяет народ, который из этих 30 млн долл. не получил ни копейки, а вынужден был доплачивать в бюджет свои копейки в виде дополнительных налогов и тарифов, введенных правительством А. Яценюка. И дай Бог, чтобы эти копейки, сложенные в конечном счете в кругленькую сумму, дошли все-таки до бюджета, а не затерялись в чьих-то карманах. Попытка НФ использовать возникшую ситуацию для своего политического возрождения вряд ли удастся, т.к. рейтинг этой политической силы и ее лидера обусловлен их антинародной политикой, а не деньгами А. Онищенко, что, разумеется, не снимает вопрос: а была ли очередная коррупция? Вот только судьба этого вопроса закончится тем же, чем и похожий давний скандал с пленками майора Мельниченко, т.е. ничем.
     Зато этот скандал активизировал еще один вопрос – депутатской неприкосновенности. Кстати, этому вопросу, впервые вынесенному на всеукраинский референдум в 2002 году, исполняется 15 лет – солидный для забалтывания срок. Вот и опять, всколыхнувшись, этот вопрос сместился к одному конкретному депутату, а не ко всему депутатскому корпусу. Регламентный комитет ВР вновь собрался по вопросу снятия депутатской неприкосновенности с В. Новинского и вновь отказал в этом генпрокурору. Но Ю. Луценко правильно рассчитал, что в сессионном зале у него больше сторонников, чем в Регламентном комитете, и 8 декабря добился своего. Депутатская «прикосновенность» была в очередной раз обеспечена не своим, а чужим. Впрочем, в вопросах депутатской неприкосновенности, президентского импичмента и закона об оппозиции все украинские политики одинаковы. Находясь у власти, они любыми путями тормозят принятие этих законов, а оказавшись в оппозиции, вспоминают о них. Сегодня ОБ заговорил о законе об оппозиции, РП вновь зашумела по поводу импичмента президента, а вот вопрос о снятии депутатской неприкосновенности со всех ушел в информационное пространство для обсуждения среди экспертов. Хождение по кругу продолжается, а между тем именно эти законы и могли бы стать препятствием для коррупции и безответственного поведения политиков. Прежде чем решиться на сомнительный шаг, любой политик примерил бы его заранее к соответствующей статье закона.
     Поле маневра политиков значительно сузилось бы, если бы закон четко различал идеологические и политические убеждения от политических преступлений, если бы закон четко формулировал, какие действия и поступки подпадают под понятие политического преступления. А закон об оппозиции мог бы не только определить права, обязанности и функции оппозиции, но и предусмотреть меры по нейтрализации радикальной оппозиции и превращению ее в конструктивную. Например, можно было бы предусмотреть право оппозиции не только рассматривать правительственные законопроекты, но и участвовать в их разработке. Тогда не возникало бы постоянное желание «топить» эти законы, а правительство не пыталось бы спрятать в них коррупционные ходы. А вот в законе об импичменте должно быть обязательное положение – немедленный уход в отставку проштрафившегося политика, возможность привлечения его к судебной ответственности, но и обязанность возместить ему моральный ущерб, если обвинение окажется ложным.




© 2017 Запорізький національний університет