Запорізький національний університет

Наукова бібліотека

Довідка для читачів, електронні книги, каталоги,
ресурси Інтернет, новини бібліотеки
Запорізький національний університет Сайт ЗНУ    Перейти на сторінку бібліотеки Головна сторінка    Довідка Довідка   

Наукова бібліотека 

Статті 


Статті / Владимир Бондаренко: «Об истории нужно писать, не замалчивая неприглядности»

Владимир Бондаренко: «Об истории нужно писать, не замалчивая неприглядности»

/ Преподаватель ЗНУ В. Бондаренко ; запис. А. Чуприна // МИГ. – 2016. – 22 декабря (№ 51). – С. 34


     Мы уже сообщали, что доцент кафедры украиноведения Запорожского национального университета, незрячий кандидат исторических наук Владимир Бондаренко защитил во Львовском национальном университете имени Ивана Франко докторскую диссертацию «Український вільнокозацький рух в Україні та на еміграції (1919 -1993 р.р.)».

«Госзаботе» вопреки

     Запорожский национальный университет может претендовать на занесение в Книгу рекордов Гиннесса – ведь здесь теперь трудятся два незрячих доктора (в 2015 году доктором психологических наук стал Евгений Клопота). Между тем в процветающей Германии или расположенной рядом с нами Польше таковых нет вообще. А в благополучной Швеции, где человеку, потерявшему зрение, выдаются три компьютера и «прикрепляются» три учителя, – доктор наук всего один, и они очень этим гордятся. Наши же ученые добиваются научных высот не благодаря, а вопреки государственной политике по отношению к людям с ограниченными возможностями. «...Вы к Владимиру Григорьевичу? – спросила меня заведующая кафедрой украиноведения Ольга Стадниченко. – Это потрясающий человек, преподаватель и ученый. Как его слушают студенты. Владимир Бондаренко пострадал от наследственного заболевания, и потерял зрение в 20 лет, уже во время учебы в Запорожском университете. Овладеть азбукой Брайля нелегко, к тому же научной литературы на ней не так уж много, и Владимир Григорьевич решил попробовать обойтись без рельефного шрифта, учась с помощью друзей и мамы. И у него получилось!

«Госзаботе» вопреки

     По окончании университета в 1990 году он мечтал о научной карьере, но... вначале не сложилось: места в аспирантуре ему не нашлось. И молодой историк отправился преподавать свой предмет в 58-ю школу. Обычную микрорайонную. Тогда пришлось общаться не только с детьми, не обласканными усиленным педагогическим вниманием, но и с юными наркоманами – одному из них Владимир Григорьевич в прямом смысле слова не позволил выйти из окна третьего этажа.
     Слава «педагогически запущенного контингента» не обескуражила учителя, и буквально через два-три года его ученики стали занимать призовые места на областных и республиканских олимпиадах по истории и праву, а в 1994 году Владимир Бондаренко стал отличником образования Украины.

Без знания языка – к борьбе за украинскую независимость

     Но страсть к исторической науке оказалась сильнее тяги к педагогике. Объектом его увлеченности стало украинское вольнокозачье движение. Между тем до 12-ти лет Владимир жил за пределами Украины (он из семьи военных), языком не владел, да и в университете особых знаний по истории нашей страны не получил. «В году нас было всего 20 часов по истории УССР – и это на историческом факультете – возмущается Владимир Григорьевич.
     Фундаментально же изучать историю Украины он стал по учебнику канадского историка и политолога Ореста Субтельного. Возможно, именно это далекое от советских стандартов пособие побудило его взяться за тему, которую замалчивали многие годы – противодействие украинского народа насаждению большевизма.
     Пять лет напряженной работы в заочной, а потом и очной аспирантуре ЗНУ, – и в 2006 году Владимир Бондаренко с блеском защитил кандидатскую диссертацию «Вільнокозацький Рух на півдні України (1917-1918 р.р.)». А десять лет спустя появилась монография «Український вільнокозацький Рух в Україні та на еміграції (1919-1993 р.р.)».

Открытые при Ельцине архивы при Путине закрылись

     Автор этих строк был уверен, что докторская диссертация родилась из кандидатской, что естественно. Однако Владимир Григорьевич пояснил, что по последним правилам Министерства образования и науки прежние наработки не могут быть использованы. Так что докторская начиналась с нуля. То есть тема близкая, но временные и пространственные рамки другие.
     Этот научный труд огромен и уникален. В первую очередь, он потребовал напряженной работы в архивах. «К счастью или несчастью, после Второй мировой войны многие польские, немецкие, чешские, сербские документы были вывезены в СССР и осели в архивах в Москве, Ленинграде, Подольске, Киеве, других городах, – рассказывает Владимир Григорьевич. – Я дважды побывал в Москве – в 2008 году по гранту Альбертского университета (Канада), и в 2013-м. Но доступ получил далеко не ко всем документам, а в Подольский военный архив меня вообще не пустили. Россия и десять лет назад очень неохотно допускала к секретам даже собственных ученых, не говоря уже об украинских. Более того, те архивы, которые при Ельцине были открыты, при Путине оказались закрытыми. Это отчасти понятно, так как нельзя называть украинцев фашистами, если всему миру станет известно, что наследник престола Кирилл Владимирович благословлял Гитлера, что русская эмиграция дала фюреру 400 миллионов российских рублей, а РОА генерала Власова насчитывала не одну сотню тысяч человек. С другой стороны, это зарывание головы в песок даже смешно, так как многие вещи, которые усердно скрываются российскими спецслужбами, давно рассекречены в Киеве, – в том числе об издевательствах советских партизан над мирным населением».

Наши не краше... Но мы им покажем!

     Но преграды были и в Украине. Например, пропуск СБУ отводил иногда на работу такое короткое время, что не успеваешь добежать до хранилища. А если успеваешь, то ведется постоянная слежка. Даже в туалет приходилось идти под конвоем. «При том, что серьезных каталогов и описей там нет, документы не рассортированы, что нашел сам или сотрудники сочли возможным тебе предоставить – то и твое».
     Были и сложности иного рода. Фотографировать документы не дают нигде. Ксерокопирование одной страницы стоит 50 гривен. Бумаги, зачастую рукописные – на немецком, польском, сербском, чешском, английском языках. Огромную помощь незрячему Владимиру оказала супруга Светлана. Преподаватель музыки по образованию, она стала не только его глазами в архивах, но и настоящим полиглотом. Процесс схематично проходил так: Светлана читала подряд все бумаги Владимиру («Он настоящий «пылесос», должен был ознакомиться со всем, что может пригодиться», – говорит Светлана), он в голове отфильтровывал необходимое, и говорил, что нужно перенести в ноутбук. Потом дома включалась специальная компьютерная программа, преобразующая тексты в звуковой ряд, и он работал над диссертацией.
     Чтобы всесторонне рассмотреть тему вольнокозачьего движения в эмиграции, Владимир Бондаренко глубоко изучал историю США, Канады, Бразилии, чтобы понять, как наши земляки сумели интегрироваться в уклад той или иной страны и продолжать свою политическую деятельность. Поэтому его работа и заслужила одобрение ученого совета в том числе за полное соответствие специальности «Всемирная история».

То, что происходит за окном – политика, а не история

     Ну, и конечно, высочайшей оценки заслуживает актуальность этого научного исследования.
     «Был такой курьезный момент, – вспоминает Владимир Григорьевич. – В архиве мне отказали в доступе к документам Запорожского электровозоремонтного завода под тем предлогом, что могут быть живы потомки участников гражданской войны, и обнародование сведений о предках может оскорбить их чувства, вызвать национальную рознь. Но ведь рабочие железнодорожных мастерских (это предшественник нынешнего ЗЭРЗа – авт. практически все были участниками Вольного козачества! Этим можно только гордиться. А знаете ли вы, что все Катеринославское Вольное козачество возглавляли братья Воробьевы (Гавриил и Николай) – русские по происхождению, но украинцы в душе, которые даже взяли официальный псевдоним Горобець! Или что активную помощь украинским Вольным козакам оказал гусарский эскадрон крымских татар? Так о какой национальной розни может идти речь?!
     Я считаю, что историю нужно знать, а не замалчивать. И писать о ее актуальности – даже в неприглядных моментах. В своей работе я говорю и о партизанщине, об амбициозности прежних украинских военных руководителей. Я видел в этом уроки истории, которые мы, к сожалению, так и не выучили. Под актуальностью я понимаю не то, что происходит за окном, или даже на протяжении последних 20-30 лет – это политика».

Почему «неактуален» опыт вольного козачества?

     События более чем 50-летней давности (мой любимый период – 1917-1945 годы) дают огромный опыт. Его анализ выявляет ошибки предшественников, которых могут избежать современники. И что меня сегодня волнует, насколько опыт самообороны, родившийся во времена зарождения и расцвета Вольного козачества, можно использовать сегодня? Вернее, почему это не делается? Увы, как тогда наши руководители распустили уставшую от войны армию «за ненадобностью», и защищать свою землю вышли добровольцы, так и сейчас происходит то же самое! А ведь украинские эмигранты и их потомки, продолжившие борьбу за независимость, служили и сейчас служат в британской, американской, канадской армиях, и нужно только протянуть руку, чтобы воспользоваться их бесценным опытом! Тогда и наше нынешнее козачество будет состоять не из трех тысяч «генералов». Пятый раздел моей работы полностью посвящен этому. Между тем законопроект о войсках территориальной обороны пылится в Верховной Раде».
     Монография Владимира Бондаренко издана малым тиражом, а хочется, чтобы любители военной истории оценили этот огромный труд. Собственно, заказчиков из числа историков и сейчас уже больше сотни, но у ученого нет 20-ти тысяч гривен, чтобы издать монографию хотя бы для них.
     Может, найдутся желающие помочь?


Анна ЧУПРИНА




Час останньої зміни: 2016-12-29 02:44:19