Так ли страшен для президента закон о его импичменте? / Т. Николаева // Верже. - 2017. - 9 ноября (№ 44). - С. 5


    ВВР зарегистрирован законопроект об импичменте президента. Будет ли он принят к рассмотрению? Скорее всего, да. Сегодня игнорировать требования немногочисленного, но упрямого Майдана уже опасно. Нынешняя власть попалась в собственный капкан. На Майдане 2013-14 гг. его активисты, а ныне депутаты и министры выдвигали разные требования и возмущались тем, как нагло их игнорировала тогдашняя власть. Сегодня, может быть, было бы желательно поступать, как предыдущая власть, но волей-неволей приходится прислушиваться к требованиям народа. А вот будет ли принят этот закон - вопрос намного более сложный. Во всяком случае, его принятие будет затягиваться. Причин для этого много, но давайте по порядку.
    Импичмент - это процедура отставки высшего должностного лица, в частности, президента от власти и занимаемой им должности. Процедура импичмента впервые появилась в Британии, где носила коллективный характер, т.е. импичмент выдвигался всему правительству. Даже если импичмент выдвигался одному из министров, в отставку обязано было уйти все правительство. Затем в политической практике появилось различие между такими понятиями, как вотум недоверия и импичмент. Под вотумом недоверия стали понимать ту же британскую процедуру коллективной отставки правительства, а под импичментом - процедуру отставки конкретного человека, который несет персональную ответственность за свои политические действия и не перекладывает ее на коллективный орган. В этом понимании импичмент не сохранился в Британии, а переехал в страны с президентской формой правления. Кстати, процедура вотума недоверия правительству в Британии весьма любопытная и специфическая. Лидер оппозиции заявляет требование вотума недоверия, которое немедленно ставится спикером на голосование, т.е. процедуру не переносят на следующее заседание парламента или следующую сессию, а голосуют здесь и сейчас. Поводом к заявлению лидера оппозиции может быть любой отчет правительства перед парламентом, в котором оппозиция усмотрела провалы правительства в экономической и политической работе. Другое дело, что эту отставку не поддержит правительственная фракция в парламенте, поэтому лидер оппозиции не делает глупости и поднимает вопрос вотума недоверия, когда даже «свои» недовольны деятельностью правительства. Не очень часто, но бывает, что отставку правительства принимают.
    Американский Конгресс лишен права выдвигать вотум недоверия правительству, а процедура импичмента президенту производится следующим образом. Это требование выдвигается в Сенате и передается в особый суд, который исследует факт политического преступления президента. Под политическим преступлением понимается нарушение президентом Конституции или нанесение ущерба национальным интересам страны. Сегодня Д. Трампа подозревают в этих преступлениях и пытаются довести дело до суда импичмента. Подозрение в нарушении Конституции США основано на выяснении факта, было ли сотрудничество штаба Д. Трампа с российскими деньгами в ходе президентской избирательной кампании и были ли неконституционные действия в отношении X. Клинтон. Если были, то это может быть квалифицировано как нанесение репутационного ущерба стране и как нарушение Конституции. Глядя на поведение и заявления Д. Трампа, нельзя увидеть какого-либо волнения или беспокойства с его стороны. Это еще раз свидетельствует о сложности проведения процедуры импичмента даже при наличии четкого механизма и последовательности действий.
    Мировая практика показывает, что даже в отношении президентов, не наделенных значительной силой власти, провести процедуру импичмента почти невозможно. Политически слабыми считаются президенты, избранные не всенародно, а особыми коллегиями выборщиков, но даже они могут чувствовать себя относительно спокойно. Так стоит ли волноваться украинскому президенту по поводу возможной отставки? Но, как говорится, береженого Бог бережет. Эта логика заставляет не только самого президента, но и его фракцию сопротивляться принятию этого закона. Не исключено и сопротивление некоторых оппозиционных фракций, если их лидеры не просто претендуют, а могут реально стать президентами страны. Скорее всего, обсуждение этого законопроекта будет бурным и драматичным, но и затянутым. Спикер вряд ли будет применять те же манипуляции, что при принятии пенсионной и медицинской реформ, хотя фракция спикера не может надеяться на «своего» президента не только на ближайших президентских выборах, но и на обозримых отдаленных. Вроде бы фракция «Народного фронта» и могла бы смелее голосовать за этот закон, но осторожности ради будет затягивать обсуждение вместе с заинтересованными фракциями.
    Скорее всего, наиболее бурно будут обсуждаться вопросы, что на-зывается политическим преступлением и какие действия попадают под это определение. Несомненно, будут говорить о сложной военной и политической обстановке в стране, при которой игры в импичмент не-уместны. Во всех странах мира власть президента в подобной обстанов¬ке усиливается и даже не обсуждается. Достаточно вспомнить кризис 30-х годов в мире, когда даже в самой демократической стране с четким разделением властей американский президент Ф. Рузвельт получил от парламента чрезвычайные полномочия. К сожалению, в Украине в любой обстановке срабатывала тенденция к усилению власти президента, к какой бы партии он не принадлежал. Этот закон необходим в Украине не обязательно, чтобы он применялся ко всем президентам, а для того, чтобы власть президента ограничивалась законом и страна шла по демократическому пути.




© 2017 Запорізький національний університет