Можно ли достигнуть горизонта? / Т. Николаева // Верже. - 2017. - 7 декабря (№ 48). - С. 5


    Политическая жизнь похожа на математическую синусоиду - взлеты и падения, успехи и поражения, достижения и провалы. На саммите «Восточное партнерство» сложилась не лучшая обстановка для Украины, которую не спас даже сам президент П. Порошенко, отправившийся в Брюссель для дальнейшего продвижения Украины в Европу. Сам П. Порошенко поражения не признал и сделал заявление о том, что все интересы Украины были учтены в документах саммита, вот только какие интересы, Петр Алексеевич не уточнил. К сожалению, обстановка на саммите была действительно неблагоприятной для Украины. Европейские партнеры похвалили Украину за правильный выбор, т.е. движение к ЕС и НАТО, но добавили, что в ближайшей перспективе ни членство в ЕС, ни в НАТО нам не светит. В принципе, обижаться не на кого и не за что. С самого начала было понятно, и европейские партнеры этого не скрывали, что договор об ассоциации с ЕС и предоставление безвизового режима для украинцев - это первый и последний шаг в Европу, по крайней мере, в обозримом будущем. Что касается необозримого будущего, то о нем неизвестно ни Украине, ни Европе, и когда оно наступит, не имеет принципиального значения.
    При формировании ЕС его основатели разработали план расширения ЕС, который состоял из пяти этапов, или «волн» расширения. Первые три «волны» прошли строго по плану; четвертая «волна» шла медленно, с длительными задержками, отступлениями, отказом многим странам в обещанном присоединении к ЕС; пятая «волна» практически не состоялась. Присоединение Румынии, Болгарии и ряда балканских стран к ЕС в ходе так называемой пятой «волны» было скорее исключением, нежели выполнением плана. Многие балканские страны получили членство в ЕС в обмен на обещание не осложнять обстановку в своем регионе, который всегда считался «пороховой бочкой» Европы.
    Приостановка дальнейшего членства в ЕС объяснялась банальными экономическими причинами. Такие члены ЕС как Испания и Португалия в свое время были самыми слабыми странами в ЕС, и европейская власть потратила немало денег на достижение ими относительного равновесия с Германией, Францией и Голландией. Постсоветские и постсоциалистические страны еще более подорвали экономическое положение ЕС, т.к. членство в этой широкой конфедерации предполагает ежегодную помощь экономически слабым странам. И, наконец, недавний греческий кризис, который совпал с мировым экономическим и финансовым кризисом, подорвал экономическую мощь ЕС, который снабжал Грецию деньгами, почти не считая их, т.к. возможный выход Греции из ЕС подорвал бы его политическое единство. Греция удержалась в ЕС, обескровив его, зато один из главных доноров - Британия - все-таки нанесла удар по политическому единству ЕС своим Брекситом. Нельзя не отметить, что пострадал не только ЕС, но и сама Британия, потому что разрыв сложившихся экономических связей и отношений всегда больно бьет по экономике всех стран. Все эти вместе взятые обстоятельства и привели к приостановке приема новых членов в ЕС.
    Эти обстоятельства и нужно было учитывать, когда Украина смело взяла курс на ЕС и обнаружила, что он находится на линии горизонта, а эта линия, согласно физическим законам, недостижима и постоянно насмешливо отодвигается от приближающихся. Украинская власть сделала ставку на другое обстоятельство - на изучение опыта Польши, которая не просто легко вступила в ЕС, но и сумела достичь его экономических параметров. Не учли, однако, тот факт, что Польша вступала в ЕС в 90-е годы 20 века, когда ЕС был на экономическом подъеме. Деньги широким потоком текли в Польшу не только по экономическим, но и политическим соображениям. Нужно было показать преимущества европейского объединения перед советским. И надо признать, показали и доказали, но немного ослабли. И еще одно обстоятельство не учли - помощь помощи рознь. На саммите «Восточное партнерство» Украине обещали очередной миллиардный кредит, а ведь это очередной шаг не в ЕС, а в пропасть. Такой экономической задолженности не знала даже Латинская Америка, а ведь долги стран Латинской Америки не дают выбиться не что в экономические лидеры, а хотя бы в ряд среднеразвитых стран.
    Украинские политики не испугались долгов, т.к. ошибочно стали ориентироваться на такие страны, как США. Дескать, США давно живут в долг, и вообще это нормальная мировая практика. Возможно, она более или менее нормальна для богатых и развитых стран, но не для бедных. Да и для богатых, сколько веревочке не виться, а конец неизбежен. В 2008 г. грянул мировой кризис, и начался он в самой богатой и развитой стране мира. Одной из многих причин этого кризиса стала долговая политика США. Если наше членство в ЕС обернулось романтическим миражом, то долги - вполне реальны и не романтичны. Они не просто загоняют страну в угол, но не дают ей возможности развиваться. И в конечном счете могут стать основной причиной отказа во вступлении в ЕС. Сегодня нас вежливо и интеллигентно отдвигают от линии горизонта, а завтра отнюдь не вежливо скажут: сначала расплатитесь с долгами, а потом заявляйте о желании вступить в ЕС. А как с ними расплачиваться, если экономика не растет и ее двухпроцентного роста не хватает даже на уплату этих долгов. Синусоида будет постепенно выравниваться, превращаясь в прямую, только в данном случае это будет опасная прямая линия.
    И последнее. Загонять в угол страну и народ легко, выходить из угла, заваленного ошибками и просчетами, сложно. А потому всем политикам стоит отказаться от пустых обещаний: вот мы придем к власти и все исправим. Сначала разработайте не популистский, а реалистичный план восстановления страны, просчитайте все возможные риски и последствия, а потом хвалите себя на выборах. Но не зря говорят, что политики всегда думают о выборах, а государственные мужи - о стране. Вот государственных мужей пока не хватает.




© 2017 Запорізький національний університет